Та самая царская невеста. Н.Римский-Корсаков «Царская невеста

Опера

Царская невеста

Опера в двух действиях
Музыка: Н.А. Римского-Корсакова
Либретто: И. Тюменева (по драме Л. Мея)
Возрастное ограничение: 12+
Продолжительность спектакля: 2 часа 45 минут
Премьера на сцене театра «Царицынская опера» состоялась 25 декабря 2014 года

В основу сюжета легла история, рассказывающая о трагической судьбе Марфы Собакиной – третьей жены Ивана Грозного. Прекрасную купеческую дочь монарх лично выбрал из тысяч самых красивых девушек России. Роковое замужество не принесло счастья ни самой Марфе, ни ее семье. Разлученная со своим возлюбленным, боярином Иваном Лыковым, Марфа лишается рассудка, принимая за бывшего жениха тайно влюбленного в нее опричника Григория Грязного. Причиной смерти царицы стало зелье знахаря Бомелия, добытое любовницей Грязного Любашей.

Несмотря на трагизм и накал страстей, это опера о любви – горячей, опаляющей и сжигающей все вокруг себя, о русской душе, в недрах которой всегда останется место для чистоты, жертвенности и милосердия.

Действие происходит в Александровской слободе осенью 1572 года.

Действие первое:

«Пирушка»

Невесело на душе у царского опричника Григория Грязного. Крепко полюбил он дочь новгородского купца Собакина – красавицу Марфу, заслал сватов, да получил отказ: Марфа уже просватана за боярина Ивана Сергеевича Лыкова. Все опостылело Грязному. Вот и затеял он пирушку, чтоб отвлечься от неотступных дум о Марфе. Собираются гости. Среди них – Малюта Скуратов, жених Марфы Иван Лыков и царский лекарь Бомелий. Веселятся гости, слушают песни гусляров, пьют мед и брагу. Но близится заутреня, пора и расходиться. Грязной останавливает Бомелия и просит дать ему такое зелье, которое приворожило бы девичье сердце. Прощаясь, Бомелий обещает выполнить просьбу Грязного. Этот разговор слышит возлюбленная Грязного – Любаша. Ее душат слезы; она умоляет Грязного не оставлять ее. Ведь он один у нее на целом свете. Не зная, что ответить, Грязной уходит. Любаша оскорблена: «Ох, отыщу же я твою колдунью, – гневно восклицает она, – и от тебя ее отворожу. »

«Приворотное зелье»

Улица в Александровской слободе возле дома Собакиных. В монастыре отслужили вечерню, и народ расходится по домам. У всех только и разговоров, что про царские смотрины невест. Много красивых девушек для этого свезено в слободу. Из монастыря выходят Марфа и Дуняша. Марфа рассказывает подруге о женихе, которого знает и любит с детства. Внезапно Марфа чувствует на себе чей-то взгляд. Два знатных вершника медленно проезжают по улице. Один из них – Иван Грозный – долго и пристально смотрит на Марфу. Марфа не узнает царя, но от его тяжелого взгляда ей становится не по себе. К девушкам подходят Собакин и Лыков, и все вместе они уходят в дом. На улице появляется Любаша. Узнав, где живет Марфа, она пришла взглянуть на нее. Красота Марфы поражает Любашу. Вне себя от ревности, стучит она в окно к Бомелию и просит дать такое зелье, «чтоб извело всю красоту девичью». В награду она обещает ему все свои драгоценности. Но лекарь хочет получить в обмен на зелье любовь девушки. Любава с отвращением отталкивает Бомелия, но он грозит обо всем рассказать Грязному. В волнении Любаша не знает, на что решиться. Из дома Собакиных доносится веселый, звонкий смех Марфы. Он пронзает сердце Любаши: «Смеется. О, заплатишь же ты мне за этот смех! Ступай готовить зелье. Я покупаю. Слышишь? – кричит она Бомелию. – Я согласна. Я. постараюсь полюбить тебя».

Действие второе:

«Дружно»

Тревожно в доме Собакиных: Марфу позвали на царские смотрины. Неужели не бывать ее свадьбе с Лыковым? Собакин, Лыков и Грязной с нетерпением ждут возвращения Марфы, Дуняши и ее матери – Домны Ивановны Сабуровой. Наконец, вот и они. Царь долго говорил с Дуняшей, – рассказывает Сабурова, – а на Марфу только раз взглянул. Лыков не смеет верить счастью. Грязной хочет сегодня же поздравить жениха и невесту – ведь на их свадьбе он будет дружкой жениха. Незаметно всыпает он зелье в чарку Марфы. Девушки величают Марфу и Лыкова. Внезапно в горницу входит Малюта и объявляет, что царь выбрал в жены Марфу.

«Невеста»

Чахнет в царском тереме Марфа. Странный недуг губит ее. Приходит Грязной с царским словом: Лыков под пыткой сознался в том, что отравил государеву невесту, и он, Грязной, по царскому приказу казнил злодея. Марфа лишается чувств, рассудок ее мутится. Все случившееся представляется ей тяжелым сном. Грязного она принимает за Лыкова. Не в силах дольше скрывать свое преступление, Грязной признается, что оклеветал Лыкова и погубил зельем невесту государя. Он готов принять жестокую кару, которую заслужил, но прежде хочет разведаться с Бомелием. Из толпы сенных девушек выбегает Любаша. «Разведайся со мною. – восклицает она. – Я зелье подменила, а ты его моей разлучнице поднес!» Грязной убивает Любашу. Опричники уводят Грязного, а вслед ему несутся слова безумной Марфы: «Приди же завтра, Ваня!».

История создания:

В 1849 году драматург Лев Мей (1822–1862) написал «Царскую невесту», пьесу, основанную на реальных событиях эпохи царствования Ивана Грозного. Позже, в 1868 году друг и соратник Н. А. Римского-Корсакова – М. А.Балакирев обратил внимание композитора на произведение Мея. Однако, к работе над одноименной оперой Римский-Корсаков приступил спустя лишь 30 лет, начав работу в феврале 1898 года, и завершив ее через десять месяц. Первое исполнение оперы состоялось осенью 1899 года в Москве, в частном театре, принадлежавшем промышленнику и меценату Савве Мамонтову.

Выдающиеся музыкальные качества оперы «Царская невеста» сделали ее одним из самых любимых спектаклей, присутствующих в репертуаре практически каждого оперного театра.

Постановка спектакля в «Царицынской опере» – это второе обращение в истории театра к одному из самых известных и востребованных русских оперных шедевров. Реконструкцию «Царской невесты, появившегося в афише волгоградского театра еще в 2001 году, осуществил режиссер, заслуженный деятель искусств Иркин Габитов (Мариинский театр, Санкт-Петербург)

Римский -Корсаков

Жизнь и творчество русского композитора

«Опера эпохи fin de siecle» (О «Царской невесте» Римского-Корсакова)

1890-е годы — это эпоха высокой зрелости в творческой жизни Н. А. Римского-Корсакова. Начиная с весны 1894 года, одна опера пишется в черновике или проектируется в эскизах, другая инструментуется, третья готовится к постановке; одновременно в разных театрах возобновляются прежде поставленные произведения. Римский-Корсаков по-прежнему преподает в Петербургской консерватории, дирижирует Русскими симфоническими концертами, продолжает многочисленные редакторские труды. Но эти дела отходят на второй план, а главные силы отдаются беспрерывному творчеству.

Читать еще:  Тосты на свадьбу от кого бывает. Тосты на свадьбу в прозе. Тосты молодоженам: смешные стихи

Появление Русской частной оперы Саввы Мамонтова в Москве способствовало поддержанию рабочего ритма композитора, ставшего, после кончины П.И. Чайковского в 1893 году признанным главой русской музыкальной школы. Целый цикл опер Римского-Корсакова впервые был поставлен в этой свободной антрепризе: «Садко», «Моцарт и Сальери», «Царская невеста», «Боярыня Вера Шелога» (шедшая как пролог к «Псковитянке»), «Сказка о царе Салтане»; кроме того у Мамонтова шли «Майская ночь», «Снегурочка», корсаковские редакции «Бориса Годунова» и «Хованщины», «Каменного гостя» и «Князя Игоря». Для Саввы Мамонтова Частная опера являлась продолжением деятельности Абрамцевской усадьбы и ее мастерских: почти все художники этого объединения приняли участие в оформлении оперных спектаклей. Признавая достоинства театральных работ братьев Васнецовых, К. А. Коровина, М. А. Врубеля и других, Римский-Корсаков считал все же, что у Мамонтова живописная сторона спектаклей перевешивает музыкальную, а главное в опере — музыка.

Возможно, хор и оркестр Мариинского или Большого театров были сильнее, чем в частной антрепризе, хотя по части солистов Мамонтовская опера им вряд ли уступала. Но особенно важен новый художественный контекст, в который попадали оперы Римского-Корсакова: «Снегурочка» в декорациях и костюмах Виктора Васнецова, «Садко» Константина Коровина, «Салтан» Михаила Врубеля становились крупными событиями не только музыкального порядка: в них осуществлялся настоящий синтез искусств. Для дальнейшего творчества композитора, для развития его стиля подобные театральные впечатления были очень важны. Оперы Римского-Корсакова 1890-х годов разнообразны по формам и жанрам. По определению самого композитора, «Млада», «Ночь перед Рождеством» и «Садко» образуют трилогию; после этого наступает, говоря опять-таки словами автора, «еще раз учение или переделка». Речь идет о «выработке мелодичности, певучести», что отразилось в романсах и камерных операх этого периода («Моцарт и Сальери», окончательная редакция пролога к «Псковитянке») и особенно ярко — в «Царской невесте».

На творческом подъеме после завершения гениального «Садко» композитору хотелось не оставаться при испытанном старом, а пробовать новое. Наступала другая эпоха – fin de siecle. Как писал Римский-Корсаков: «Много вещей у нас на глазах состарилось и выцвело, а многое, казавшееся устаревшим, по-видимому, впоследствии окажется свежим и крепким и даже вечным. » Среди «вечных маяков» Римского-Корсакова — великие музыканты прошлого: Бах, Моцарт, Глинка (а также Чайковский: его «Пиковую даму» изучал Николай Андреевич в период работы над «Царской невестой»). И вечные темы — любовь и смерть. История сочинения «Царской невесты» проста и коротка: задуманная и начатая в феврале 1898 года, опера была сочинена и завершена в партитуре в течение десяти месяцев и в следующем сезоне поставлена Частной оперой. Обращение к этой драме Льва Мея было «давнишним намерением» композитора — вероятно, еще с 1860-х годов, когда сам Римский-Корсаков сочинил по другой пьесе Мея свою «Псковитянку», а над сюжетом «Царской невесты» задумывались Балакирев и Бородин (последний сделал даже несколько эскизов хоров опричников, музыка которых была потом использована в «Князе Игоре»). Сценарий новой оперы Римский-Корсаков спланировал самостоятельно, а «окончательную выработку либретто» поручил Илье Тюменеву литератору, театральному деятелю и своему бывшему ученику. (Кстати, написав несколько лет спустя «Сервилию» по пьесе Мея, Римский-Корсаков «охватил» всю драматургию этого, столь полюбившегося ему, автора.)

В основе пьесы Мея лежит типичный для романтической драмы любовный треугольник, вернее, два треугольника: Марфа — Любаша — Грязной и Марфа — Лыков — Грязной. Сюжет осложняется вмешательством роковой силы — царя Ивана Грозного, чей выбор на смотре невест падает на Марфу. И пьеса, и опера, написанная по ней, принадлежат не к типу «исторических драм», как та же «Псковитянка» или «Борис Годунов», а к типу произведений, где историческая обстановка и персонажи — только исходное условие для развития действия. Общий колорит сюжета «Царской невесты» напоминает оперы Чайковского «Опричник» и «Чародейка»; вероятно, возможность «посоревноваться» с ними имелась Римским-Корсаковым в виду, как и в его «Ночи перед Рождеством», написанной на тот же сюжет, что «Черевички» Чайковского. Не выдвигая таких сложностей, какие возникали в предыдущих операх Римского-Корсакова (большие народные сцены, картины обрядов, фантастические миры), сюжет «Царской невесты» позволял сосредоточиться на чистой музыке, чистой лирике.

Некоторыми поклонниками искусства Римского-Корсакова появление «Царской невесты» было воспринято как измена прошлому, отход от идей Могучей кучки. Критики другого направления приветствовали «опрощение» композитора, его «стремление к примирению требований новой музыкальной драмы с формами старой оперы». У публики сочинение имело очень крупный успех, перекрывавший даже триумф «Садко». Композитор отмечал: «. Многие, которые или с чужих слов, или сами по себе были почему-либо против «Царской невесты», но прослушали ее раза два или три, начали к ней привязываться. »

Ныне «Царская невеста» вряд ли воспринимается, как произведение, порывающее с героическим прошлым Новой русской школы, скорее — как сочинение, объединяющее московскую и петербургскую линии русской школы, как звено цепи от «Псковитянки» к «Китежу». И более всего в сфере мелодики — не архаической, не обрядовой, а чисто лирической, близкой современности. Еще одна существенная черта стиля этой оперы — ее глинкианство: как писал один тонкий и умный критик (Е. М. Петровский), «реально ощутимы веяния глинкинского духа, которыми проникнута вся опера».

В «Царской невесте», в отличие от предшествующих опер, композитор, любовно рисуя русский быт, не пытается передать дух эпохи. Он почти устраняется также от своих любимых звуковых пейзажей. Все сосредоточено на людях, на душевных движениях героев драмы. Главный акцент ставится на двух женских образах, выступающих на фоне красиво прописанного старого русского быта. В комментариях к драме Лев Мей называет двух героинь «Царской невесты» «песенными типами» (два типа — «кроткий» и «страстный») и приводит для их характеристики соответствующие народные тексты. Первые наброски для оперы носили характер лирической протяжной песни, причем мелодии относились сразу к обеим героиням. В партии Любаши склад протяжной песни был сохранен (ее песня без сопровождения в первом действии) и дополнен драматическими романсовыми интонациями (дуэт с Грязным, ария во втором действии). Центральный же в опере образ Марфы получил уникальное решение: по сути Марфа как «лицо с речами» появляется на сцене дважды с почти одинаковой музыкой (арии во втором и четвертом действиях). Но если в первой арии — «счастье Марфы» — ударение поставлено на светлых песенных мотивах ее характеристики, а восторженная и таинственная тема «златых венцов» только экспонируется, то во второй арии — «на исход души», предваряемой и прерываемой «фатальными аккордами» и трагическими интонациями «сна», — «тема венцов» допевается и раскрывается ее значение как темы предчувствия иной жизни. Сцена Марфы в финале оперы не только скрепляет всю драматургию произведения, но и выводит его за пределы бытовой любовной драмы к высотам подлинной трагедии. Владимир Бельский, замечательный либреттист поздних опер композитора, писал о последнем действии «Царской невесты»: «Это такое идеальное сочетание так часто дерущихся между собой красоты и психологической правды, такой глубоко поэтичный трагизм, что слушаешь как зачарованный, ничего не анализируя и не запоминая. »

Читать еще:  Выкуп невесты. Полное описание свадебного обряда. Сценарии выкупа невесты. Как организовать и провести выкуп

В восприятии современников композитора образ Марфы Собакиной — как и Снегурочки, Волховы в «Садко», а потом Царевны Лебеди в «Сказке о царе Салтане» — нерасторжимо связывался с утонченным образом Надежды Забелы, супруги художника Михаила Врубеля. И Римский-Корсаков, обычно соблюдавший некую «дистанцию» по отношению к исполнителям своей музыки, относился к этой певице заботливо и нежно, как бы предчувствуя ее трагическую судьбу (смерть единственного сына, безумие мужа, ранняя кончина). Надежда Забела оказалась идеальной выразительницей того возвышенного и, часто, не совсем земного женского образа, который проходит через все оперное творчество Римского-Корсакова — от Ольги в «Псковитянке» до Февронии в «Китеже»: достаточно посмотреть на картины Врубеля, запечатлевшего жену в корсаковских оперных партиях, чтобы понять, о чем тут идет речь. Партия Марфы, безусловно, сочинялась с мыслью о Надежде Забеле, которая и стала ее первой исполнительницей.

Марина Рахманова
Источник: материалы (буклет к спектаклю) Большого театра России

Иллюстрация:
К. Е. Маковский. «Выбор невесты царём Алексеем Михайловичем», 1887

ЦАРСКАЯ НЕВЕСТА
Опера в четырёх действиях.

Исполнители:
Собакин — Б. Гмыря, Марфа — Е. Чавдар, Грязной — М. Гришко, Малюта-Скуратов — В. Матвеев, Лыков — П. Белинник, Любаша — Л. Руденко, Бомелий — П. Иванов, Сабурова — В. Любимова, Дуняша — А. Сопова, Царский истопник — В. Бабенко, Сенная девушка — И. Трофимова, Молодой парень — И. Клякун.

Хор и оркестр Государственного театра оперы и балета им. Т. Шевченко УССР, дирижёр В. Пирадов.

Царская невеста (опера)

«Царская невеста» — опера в 4-х действиях композитора Николая Андреевича Римского-Корсакова по одноименной драме Льва Мея.

Автор либретто: И. Ф. Тюменев (при участии композитора).

Время создания: 1898 г. [1] .

Премьера: 22 октября (3 ноября) 1899 года в московском театре частной оперы С. И. Мамонтова Московское товарищество частной русской оперы [2] [3] .

Содержание

[править] Русская опера

Опера «Царская невеста» продолжает традиции специфически русского направления жанра Это не значит, что сюжет обязательно обращен к русской истории. Это значит определенное музыкальное направление, характерное русским композиторам, объединившимся под скромненьким названием «Могучая кучка» — так уж, без ложной скромности, они себя проиндексировали. И оказались правы. Этой музыке, построенной целиком на общеевропейской, свойственна особо яркая драматичность и насыщенность действия, народный мятежный дух. Современный музыкальный критик Виктор Коршиков подытожил в статье об опере «Каменный гость» «А. С. Даргомыжский „Каменный гость“» (По книге: Виктор Коршиков. Хотите, я научу вас любить оперу. О музыке и не только. Москва: Студия ЯТЬ, 2007): «Без „Каменного гостя“ нельзя представить себе развитие русской музыкальной культуры. Именно три оперы — „Иван Сусанин“, „Руслан и Людмила“ и „Каменный гость“ создали Мусоргского, Римского-Корсакова и Бородина. „Сусанин“ — опера, где главным героем является народ, „Руслан“ — мифический, глубоко русский сюжет, и „Гость“, в котором драма превосходствует над сладкой красотой звучания» [4] . Именно народность придала этому музыкальному направлению специфические черты, отличившие ее от западно-европейской оперы 19 века, предназначенной в первую очередь для сладостного слушания и впитывания музыкальных красот.

Опера «Царская невеста» по сюжету направлена к русской истории — времени Иоанна Грозного. Опера стала не первым обращением композиторов «Могучей кучки» к русской истории. Пожалуй, высшей точкой этой тематики стали оперы М. П. Мусоргского «Борис Годунов» (время создания: 1868—1874 гг.) и «Хованщина» (время создания: 1872 — не завершена). Однако в отличие от этих двух произведений М. Мусоргского, являющихся народными драмами и составляющими эпическую картину Руси определенных исторических периодов, опера «Царская невеста» лишь по тематике обращена к истории, Н. А. Римский-Корсаков использовал историческую основу как фон, внимание автора сосредоточено на коллизиях личной драмы, а не на событиях исторической жизни Руси XVI века [1] .

[править] Литературная основа

В 1849 году русский литератор Лев Александрович Мей написал драму «Царская невеста». Сюжет ее основан на реальных исторических событиях, когда одна из жен (третья хрологолически) царя Иоанна Грозного, дочь коломенского дворянина Марфа Собакина, избранная самим царем-женихом на смотринах девиц из благородных семей, через две недели после свадьбы умерла. По Москве немедленно пошла молва об отравлении. И молва, по всей видимости, была основана на вполне реальных криминальных фактах, такое уже бывало, когда царь на подобных смотринах выбирал не ту красавицу, которая устраивала бы его приближенных, отвергая их кандидатуру.

По смерти понравившейся красавицы Марфы царь не на шутку осерчал, повелел казнить штук двадцать добрых молодцов из своего окружения, что и было исполнено, а сам сочетался браком с Анной Колтовской, которая на тех же смотринах, где царь углядел Марфу Собакину, получила «второе место». Правда, и эта «семейная лодка разбилась о быт», и очередная царица была пострижена в монахини [6] .

Эта история была записана Н. М. Карамзиным, попав в его «Историю государства Российского», издававшуюся в 1803—1826 гг. Эта работа Карамзина пользовалась огромной популярностью, ею зачитывались все кто был в то время в России грамотным. Вот как описал эти события сам Н. М. Карамзин: «Скучая вдовством хотя и не целомудренным, он (Иван Грозный) уже давно искал себе третьей супруги… Из всех городов свезли невест в Слободу, и знатных и незнатных, числом более двух тысяч: каждую представляли ему особенно. Сперва он выбрал 24, а после 12… долго сравнивал их в красоте, в приятностях, в уме; наконец предпочел всем Марфу Васильеву Собакину, дочь купца новгородского, в то же время избрав невесту и для своего старшего царевича, Евдокию Богданову Сабурову. Отцы счастливых красавиц из ничего сделались боярами (…) Возвысив саном, их наделили и богатством, добычею опал, имением, отнятым у древних родов княжеских и боярских. Но царская невеста занемогла, начала худеть, сохнуть: сказали, что она испорчена злодеями, ненавистниками Иоаннова семейного благополучия, и подозрение обратилось на ближних родственников цариц умерших, Анастасии и Марии (…) Не знаем всех обстоятельств: знаем только, кто и как погиб в сию пятую эпоху убийства (…) Злобный клеветник, доктор Елисей Бомелий (…) предложил царю истреблять лиходеев ядом и составлял, как уверяют, губительное зелье с таким адским искусством, что отравляемый издыхал в назначенную тираном минуту. Так Иоанн казнил одного из своих любимцев Григория Грязного, князя Ивана Гвоздева-Ростовского и многих других, признанных участниками в отравлении царской невесты или в измене, открывшей путь хану к Москве (крымскому хану Девлет-Гирею — А. М. / Александр Майкапар). Между тем царь женился (28 октября 1572 гoдa) на больной Марфе, надеясь, по eгo собственным словам, спасти ее сим действием любви и доверенности к милости Божией; через шесть дней женил и сына на Евдокии, но свадебные пиры закончились похоронами: Марфа 13 ноября скончалась, быв или действительно жертвою человеческой злобы, или только несчастною виновницею казни безвинных» [2] .

Читать еще:  Какие цветы дарят на свадьбу гости. Какие цветы принято дарить на свадьбу, и что они символизируют в букете для молодоженов

Рассказ про Марфу Собакину взволновал русского литератора Льва Мея (1822—1862), и он создал свою версию тех событий — причем в стихах.

Л. Мей с самого начала отошел от точных исторических фактов, он писал свое оригинальное поэтическое драматическое произведение, а отнюдь не историческое исследование. Какие-то неточности допустил и сам Н. Карамзин. На самом деле избранницей царя могла быть только дочь аристократических родителей, и настоящая Марфа Собакина и была дочерью костромского дворянина, а не купеческая дочь. Не мог царь выбирать царицу из низкого сословия. А Иоанн, как известно, стал первым русским царем, объявившим себя таковым в 1547 году, до того должность именовалась: великий князь Московский и всея Руси. Но эти подробности не слишком влияют на основной сюжет драматического произведения. Не стоит требовать и от художественного произведения досконального следования фактическим событиям. Литературная Марфа Васильевна Собакина, дочь новгородского купца Василия Степановича Собакина, оказалась в центре любовных интриг с ярыми страстями, с заговорами, с ядами да отравленными зельями и поножовщиной.

Л. Мей, выводя в своей драме исторические персонажи, допустил и некоторые ошибки: например, он называл Григория Грязного по отчеству Григорьевичем, полагая, что он был родным братом известноrо во времена Ивана Грозного опричника Василия Григорьевича Грязнoгo; а в действительности отчеством этого Грязного было Борисович, а прозвище — Большой [2] .

Л. Мей на фоне личных передряг дал и картину страны: тут и борьба Иоанна за государственное объединение, и быт московской Руси, и деспотизм царя, и жестокая опричнина [2] — все то, чем характеризовалось историческое время. Сам драматург подчеркнул в комментариях к своей пьесе: «Понятно, что такой характер, как характер Грязного, мог вылиться в эту эпоху смут, козней и казней… Без раскаяния, без сожаления погубил он Лыкова, земского — врага по сердцу и по долгу; не пощадил прежней полюбовницы, но не пощадил и себя…» [1] .

Стихотворная история, придуманная Л. Меем в 1849 году, нашла немалый спрос у читающей аудитории.

[править] История создания

В поисках сюжета для своих музыкальных произведений Н. А. Римский-Корсаков просматривал немало литературы. Еще в 1868 году его старший товарищ и учитель, музыкант М. А. Балакирев обратил внимание Н. А. Римского-Корсакова на пьесу Мея «Царская невеста», предложив использовать как сюжет для оперы [2] . Но как-то так получилось, что интерес обоих музыкантов — и Балакирева, и Римского-Корсакова — тогда вызвала другая пьеса Л. Мея — «Псковитянка». Сам М. Балакирев был занят в то время написанием симфонии «Тамара» по стихотворению М. Ю. Лермонтова, которая продвигалась у него долго, М. Балакирев находился в тяжелой депрессии [7] , сам за сочинение опер не хотел браться, а предложил своему ученику Н. А. Римскому-Корсакову. В результате тот и взялся за сочинение новой оперы, первая редакция которой появилась в течение 1871—1872 гг. — «Псковитянка» [2] [8] .

Однако и идея «Царской невесты», хоть и откладывалась в течение нескольких лет, но не ушла. И спустя 30 лет (!) композитор взялся наконец за эту тему. «Царская невеста» — девятая опера Н. А. Римского-Корсакова [2] .

Поручив всю текстовую и сюжетную работу И. Тюменеву, сам Н. Римский-Корсаков сосредоточился на музыкальной части, это и естественно, но современный автор Марина Рахманова, готовя материалы по опере для последней постановки в московском Большом театре, нашла документы, утверждающие, что для написания «Царской невесты» композитор внимательно изучал музыкальное построение оперы П. И. Чайковского «Пиковая дама» [9] .

Опера изначально сочинялась композитором для антрепризы С. Мамонтова [9] , а партия Марфы предназначалась для исполнения Н. И. Забелой-Врубель [8] , поэтому при музыкальном анализе необходимо учитывать специфику творчества певицы. Этот образ Марфы Римский-Корсаков создал не просто положительным — как жертва преступлений, — но еще и очень светлым, чистым, проникновенным [8] , уместив в нем всю символику женского образа эпохи — слабость, беззащитность, искренность, доброту и, конечно, красоту. Как композитор Римский-Корсаков исходил из образа, казавшегося ему схожим, — Снегурочки из его же оперы 1881 года. И через 18 лет он как бы заново партией Марфы вернулся к такому же характеру: обе они — и Снегурочка, и Марфа — бессмысленно гибнут. Эту схожесть композитор подтвердил письмом к Забеле-Врубель: «Царская невеста вовсе не фантастична, а Снегурочка очень фантастична, но и та и другая весьма человечны и душевны» [10] .

Композитор не обошел вниманием и других исполнителей партий.

Для А.Секар-Рожанского, исполнителя роли Ивана Лыкова, Римский-Корсаков специально создал вставную арию в третьем акте [11] [12] — правда, не сразу, а через некоторое время после премьерного спектакля [10] .

[править] Создание либретто

В качестве помощника для создания либретто по пьесе Л. Мея Николай Андреевич Римский-Корсаков пригласил И. Ф. Тюменева (1855—1927).

Созданное либретто, хоть и внесло свои изменения по сравнению со стихотворной драмой Л. Мея, но не слишком существенные: основной сюжет мало изменился [2] . Правда, часть персонажей драмы в либретто не вошла, зато в либретто появилось новое по сравнению с литературной драмой действующее лицо, хотя и бессловесное — сам царь Иоанн Васильевич [13] [8] .

Источники:

http://tzaropera.ru/repertoire/opera/3-tsarskaya-nevesta
http://www.rimskykorsakov.ru/nevesta.html
http://cyclowiki.org/wiki/%D0%A6%D0%B0%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BD%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B0_(%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0)

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×